Современная наука возникла не просто как эффективный способ познания мира, но как своего рода «новое богословие», – богословие Книги Природы – восполняющее традиционное библейское богословие, богословие Откровения. Если прежде богословие основывалось на авторитете отцов и приверженности преданию, то новая наука обратила свой взор к Книге Мира, к тому авторитетнейшему Тексту, который, как верилось на заре науки,  создан Самим Творцом.

Создатели новоевропейской науки верили в то, что постигая закономерности мироздания, человек сможет приобщиться мудрости, способной позволить ему достичь почти божественного могущества и преодолеть противоречия различных вероисповеданий.

Ныне наука и богословие, когда-то бывшие неотъемлемыми элементами единой культуры, а позднее принципиально разошедшиеся, вновь друг в друге нуждаются.

Прежде  всего, в этом нуждается богословие. Ему необходимо усвоить все то, что было открыто новоевропейской наукой, возникшей именно как естественная теология, богословие Книги Природы.

Но в этом нуждается также и наука. Разумеется, наука, как исследовательская деятельность, может обойтись и без богословия. Но наука строит научную картину мира, порождает научное мировоззрение. И естественно возникает вопрос: полна ли эта картина, целостно ли такое мировоззрение?

Создаваемая наукой картина принципиально не полна, потому что, во-первых, остаётся непрояснённым онтологический статус «закона природы»; во-вторых, объективные методы исследования, принятые на вооружение современным естествознанием, не позволяют включить в научную картину мира личность. Более того, объективация выводит за пределы научной картины мира не только сознание, но и вообще всё психическое; даже сама жизнь ускользает из «сетей» объективного научного познания. Несомненно, что научная картина мира нуждается в расширении, которое позволило бы добавить живое, личностное измерение бытия.

Понятие личности может прийти в научную картину мира оттуда же, откуда оно пришло в культуру – из Библии, священного писания трёх так называемых «авраамических религий» – иудаизма, христианства и ислама, уходящих корнями в библейское Откровение. Взаимодействие науки, возникшей как богословие Книги Мира, и богословия Личностного Откровения сможет, с одной стороны, придать новый импульс развитию науки, способствовать расширению сферы научного познания, с другой – будет содействовать обогащению богословской традиции.

Фундаментальные исследования такого рода могут успешно проводиться именно под кровом Университета, ибо главная идея, лежащая в его основании, – идея универсальности знания – не знания, раздробленного на множество частностей, не механического объединения наук на некой общей основе, но конвергентного знания, способного с единой точки зрения охватить всё целое, весь универсум – универсум естественнонаучного, гуманитарного и богословского опыта. Именно это и является главной целью исследований, проводимых в Научно – богословском центре.

НБЦ: День сегодняшний

Научно-богословский центр междисциплинарных исследований факультета искусств Санкт-Петербургского государственного университета (НБЦ СПбГУ) был открыт 28 октября 2009 года  (http://www.spbu.ru/news/major/?read_news_id=2251). Возглавил центр выпускник физического факультета СПбГУ, настоятель храма святых апостолов Петра и Павла в здании Двенадцати коллегий (http://www.spbu.ru/culture/church/), кандидат физико-математических наук, кандидат богословия доцент протоиерей Кирилл Владимирович Копейкин.

Среди основных задач работы центра – богословское осмысление достижений современной науки возникшей как новое – естественное – богословие, богословие Книги Природы, восполняющее прежнее – сверхъ-естественное – богословие, богословие Откровения.

Обнаруживаемые естественными науками формальные закономерности мироздания оказываются открытыми для смыслового наполнения обнаруживаемых ими форм неким «гуманитарным» содержанием, которое не может быть получено «объективным» способом.

Неотъемлемым элементом гуманитарного знания является знание богословское, представляющее собою  вопрошание о человеческой сущности, не сводимой к биологическому или социальному существованию. Поэтому построение системы целостного знания невозможно без учёта богословской составляющей.

Взаимодействие науки и богословия имеет чрезвычайно значимое социально-политическое измерение: богословское осмысление достижений современной науки в контексте разных религиозных традиций даст возможность различным религиям вступить в соприкосновение не через конфликт зачастую диаметрально противоположных богословских воззрений, а через науку, являющуюся единым языком описания и способом преобразования современного мира. Совместное исследование возможностей содержательной интерпретации последних достижений  естественных, гуманитарных и общественных наук может придать позитивный характер как диалогу науки и религии, так и диалогу различных религий и стать эффективным средством формирования толерантности, органично включённым в светскую систему образования.

До сих пор научная теория, сформулированная на формальном языке математики, была «орудием воздействия» на внешний мир; сейчас, проинтерпретированная в гуманитарных и богословских категориях, она может стать тем, чем мир — а значит, в определенном смысле, сам Творец — отвечает нам. Поиск гуманитарных интерпретаций обнаруживаемых наукой фундаментальных закономерностей мироздания, воспринимаемых в качестве «ответа Творца», будет не только способствовать обогащению культуры, «гуманитаризации» естественных наук и расширению сферы единого общечеловеческого пространства.

Подробнее с направлениями деятельности Центра и материалами конференций вы можете ознакомиться на нашем сайте.